Сегодня по всему русскоязычному медиапространству вовсю раздувается тема о том, что «Американское издание Wall Street Journal доказало, что основным источником расследования Мюллера является Ольга Галкина с Кипра».

В связи с этим хочу сделать официальное заявление.

Я являюсь непосредственным участником некоторых событий, описанных в статье WSJ, а Ольга Галкина является моей хорошей знакомой.

Полагаю, что уже могу раскрыть, что именно я являюсь тем самым человеком, который укрывал Ольгу Галкину во время острой стадии ее конфликта с руководством Servers.com, когда у нее похищали ребенка (О чем статья в WSJ почему-то умалчивает, намекая вместо этого на несуществующий «алкоголизм Ольги»).

Мы действительно обсуждали с Ольгой, как возможную причину ее конфликта с работодателем, подозрения относительно того, что возможно она, сама того не осознавая, получила доступ к информации о возможной кибератаке США с серверов, принадлежащих ее компании. Хочу тут особо обратить внимание, что сама мысль о возможной связи ее увольнения с этими кибератаками впервые возникла аж через два года после событий, на которые ссылается WSJ.

Я провел расследование этой версии и не смог ни подтвердить, ни опровергнуть ее. Однако составил по просьбе Ольги несколько аналитических записок с возможными сценариями реализации такой атаки.

Вот эти самые записи и были похищены у меня моим бывшим сотрудником Борисом Демашем в числе прочих материалов моих журналистских расследований, о чем я уже рассказывал в предыдущих публикациях.

Я полагаю, что могу доказать, что госпожа Галкина ни при каких обстоятельствах не может быть тем самым загадочным «Source 3», с которым ее в общем-то голословно ассоциирует WSJ.

Далее, вполне очевидно, что имя Ольги Галкиной в явном виде вообще не фигурирует в досье, на которое WSJ ссылается как на доказательство. WSJ лишь упоминает некоего анонимного «former top U.S. national security official» который вроде бы «опознал» Галкину.

Я вообще не думаю, чтобы где-то в мире существовали документы, в которых имя Ольги Галкиной вообще хоть как-то упоминалось бы в связи с атакой на серверы США. Эта мысль обсуждалась только между нами и не зафиксирована нигде, кроме украденных у меня записей. Ряд деталей публикации говорит мне о том, что именно эти похищенные записи и стали причиной появления имени Ольги Галкиной на страницах WSJ.

Далее, если мое предположение верно, то я опасаюсь, что публикация в WSJ была организована прокремлевскими силами с целью дискредитировать расследование спецпрокурора Мюллера. Поскольку у меня есть доказательства того, что человек, называющий себя Борисом Демашем (это, кстати, не настоящее его имя), связан с российскими спецслужбами и часть из них я приводил в предыдущей статье.

И еще, обратите внимание, что в американской прессе статься WSJ прошла совершенно незамеченной. Меж тем как на русском языке тема раздувается до небес. Это вам ни о чем не говорит?